Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

old

Сны Чанга

во сне сегодня был в Америке

Америка вся состоит из больших пространств
там много блоков теплого бетона

мы сидели прислонившись спинами к бетону
на теплом асфальте
нас было трое
нас было трое
на теплом асфальте
и один сказал
что надо бы поесть
галлюциногенных грибов

он протянул мне ложечку
на ложечке была грибная икра
обычная икра грибная
по вкусу как икра грибов
наверное галлюциногенная
после этого все стало интереснее

мы оказались в зале ожидания
нас было четверо
четверо было нас
все русские вокруг одни американцы
тут подошел какой-то человек
с ребенком лет пяти
он налил в фужер прозрачной жидкости
и дал попить ребенку
американцы взволновались
начали жать на экраны телефонов
звать полицию
а мы хохотали противными голосами
это значило мы против всех
я тоже взял фужер и отхлебнул
по вкусу как джин-тоник
после этого все стало интереснее

я был один на площади
один
вокруг
кипели толпы праздного народу
и негры там кипели
и другие
стреляли и какой-то человек
упал вдали на теплый асфальт
и испарился
и там нарисовался силуэт
я понял что выстрел тот был неспроста
и побежал по теплому асфальту
наверх на эстакаду там сидел
безрукий гениальный шахматист
перед доской
я оценил позицию
как ни ходите черные но мат
в три хода
я сказал ему что мне необходимо
научиться играть
он подмигнул и я понял что раскрыт
и проснулся
после этого все стало интереснее
old

Сны Чанга. 5

В Москве
В Москве я был во сне
Во сне я был в Москве в большой квартире
С тусклым светом
И я курил
Во сне курил я там в этой самой Москве
В большой квартире
Но не курил
Потому что кончились сигареты
И я говорю: Рогов пойдем за сигаретами
Потому что я курю тут во сне в Москве
И Рогов говорит ну да пойдем
Но только это я говорю я сперва спрошу у этой вот брюнетки
Какие сигареты надо покупать во сне в Москве
Ну говорит интересная брюнетка вот такие
Я не запомнил
Рогов запомнил наверное

А там киосков нет почти во сне в Москве
Один киоск перед самым домом
А потом ни одного вокруг до самого метро
А это километра полтора

И мы выходим
Идем по двору
Весна
И Рогов говорит: а как тут друг-то наш живет
Наверное он вообще никуда не ходит
После этого всего

Нет говорю
Он как раз ходит тут по дворам часто
Его даже дети узнают
И принимают за Ленина

Ладно

Выходим на проспект на Ленинградский
И там киоск
В нем видно киоскершу
Такая миловидная женщина
Анемичная слегка рыжеватая
Моих примерно лет
И сигареты есть
Для Рогова какие-то такие
Иностранные
А для меня как та брюнетка говорила
Национальной марки
"Городские"

На пачке очень грубо
Изображены дома
В них много крупных окон
Плохая полиграфия
Эпохи ЛЕФа
И пачка распечатана слегка
Попахивают прелостью и перестройкой
Приятно

Мы спрашиваем сколько мы должны
И вдруг видим киоскерша откидывается на спинку
Своего кривого стула
И замирает запрокинув голову

Господи
Она же умерла
И что нам делать
Ведь мы не заплатили

Мы машем руками мы пробуем
Достать до лица мертвой киоскерши
Но не получается
Я засовываю голову в киоск
И понимаю
Что это не киоск а просто эркер
Квартиры в сталинке и вижу окно в стене напротив
Там в контрсвете
В центре комнаты
На кресле-качалке сидит молодая женщина
Повернувшись к нам спиной
И кормит невидимой грудью невидимого младенца

Я ей кричу ау ау
Она поворачивает голову но не ко мне
А к стене
Я вижу ее в профиль
Такая рыжеватая слегка анемичная
И говорит: я ничего не слышу
Вам лучше обратиться куда-нибудь по телефону
Или вообще уйти отсюда

Я вдруг все понимаю
И поворачиваюсь к улице лицом
А тут и киоскерша оживает и говорит:
Двести двадцать рублей
Сорок три копейки
old

Живая газета (см. другие выпуски в Кагале)

Коготок увяз – всей птичке пропасть. Придется вернуться к Насте Рыбке.
Надо заметить, что ее сочинение осталось фактически непрочитанным. Навальный на него наткнулся в 2018, пытаясь разъяснить идиотскую историю, когда Настя с толпою подобных ей феечек ворвалась в помещения ФБК. Там они, тряся нежными частями своих юных тел, соблазняли борцов с коррупцией, одновременно снимая процесс соблазнения на камеры. Навальный, разумеется, решил, что приходимых крошек наслала АП, но в поисках секретных связей наткнулся на гораздо более примечательный факт: выложенный в интернет текст Насти Рыбки, озаглавленный «Дневник по соблазнению Миллиардера, или Клон для олигарха». Это, как выяснилось, довольно подробный отчет о том, как автобиографическая героиня, пребывая летом 2016 года в Норвегии на яхте некоего Руслана, миллиардера с большой буквы, предавалась там разнообразным скотским страстям за еду. Все имена и обстоятельства расшифровывались довольно однозначно. Русланом оказался Дерипаска, гости яхты также прочитывались легко, среди них обнаружился первый заместитель главы аппарата правительства Сергей Приходько, ветеран бюрократической жизни, начинавший службу еще при Брежневе и достигший зенита своей карьеры при Ельцине.
Все открывшиеся подробности так поразили А.А. Навального, что он посвятил им специальное расследование. Дальнейшее известно: гонения на Настю в Таиланде, ее выдача в Россию, заступничество белорусского президента…
Несправедливым мне кажется, что все сосредоточились на первом сюжете книги, хотя в заглавии отчетливо обозначен и второй: Клон для олигарха.
Тут придется сделать паузу. Мы не можем определить статуса достоверности дневника Насти. Но нигде нет даже намеков на фикциональность. Все изложено так простодушно, что Станиславский бы прослезился. Описания скотских страстей подробны и бесхитростны. Характеры незамысловаты и не вызывают сомнений. Вот Дерипаска. Он очень чистый, совершенно не пахнет и практикует грубый секс. Это, в принципе, не интересно никому, но не противоречит нашим представлениям о мире. Как им не противоречат и прочие подробности дневника по соблазнению.
Не вызывает сомнений и следующий эпизод, который содержится в главе «Невероятный поворот». Героиня беседует с еще одним персонажем книги – доктором. Прототип этого доктора, кстати, тоже легко обнаруживается по оставленным Настей подсказкам. Это – господин Яковенко. Речь заходит о клонировании людей, и доктор ведет с Настей беседы на биологические темы (довольно осмысленно переданные, Настя вообще – тип заблудшей хорошистки). Затем доктор (Сергей) сообщает:

«Я даже клонированием занимался. Животных всяких, человека, – с гордостью рассказывал Сергей.
Вот тут у меня глаза на лоб полезли.
– Клонированием человека? Разве подобные опыты не запрещены? – осторожно спрашиваю доктора я. Вокруг нас уже никого не было, и мы разговариваем достаточно тихо. Из-за громкой музыки вряд ли кто-то может услышать суть нашей беседы. Мое удивление доктор, видимо, принял за восторг. Поэтому он продолжает так же хвастливо и вдохновленно:
– Какое там запрещены? Я сам клонировал не один раз. На самом деле это очень просто сделать.
– А как же клонирование человека? Я точно знаю, что подобные опыты запрещены законом!
– Ха-ха-ха, за клонирование человека наказание – административный штраф – пять тысяч рублей. Если надо, мы и пятьдесят заплатим, – подмигнул он мне доверительно.
– Вот сейчас будем Руслана Васильевича клонировать.
– Что? – совсем опешила я. – В смысле клонировать? – Он же… Уже большой совсем!
– Ха-ха-ха, – опять смеется доктор. – Конечно, клонируем мы клетку. Родится, будет маленький. Ребенок. Но точно такой же».

Зададим себе вопрос: перешло ли повествование ту черту, которая отделяет незамысловатый дневник приходимой крошки от фантастического пост-панка? Попали ли мы в мир фикциональности? Не знаю, как вы на этот вопрос отвечаете, а по мне – все нормально. Мои представления о мире российской промышленной элиты никак не противоречат картине клонирования дерипасок. Уж что из этого выйдет – другой вопрос, но то, что осатаневшие от порученных им на хранение сырьевых прибылей и не очень умные люди способны вкладывать деньги в клонирование себя, мне верится легко.
ОК, бумер.

Нельзя сказать, чтоб этой футуристической ветви повествования никто не заметил. Мало того, 19 сентября 2019 КП разместила на своих вонючих полосах рекламный материал о прототипе доктора. Он содержит, в частности, такой пассаж:

«Они не отстают ни в здоровье, ни в развитии. Сергей Яковенко познакомил нас со своим первым ребенком, которому он помог появиться на свет с помощью экстракорпорального оплодотворения. Эту прекрасную лучезарную девочку зовут Настя, ей уже 15 лет. Настя родилась абсолютно здоровым ребенком и уже с первых дней радовала своих родителей, поскольку была единственным и самым желанным ребенком в семье. В этой состоятельной семье было всё: богатство, квартиры, машины, яхта. Не было только самого главного - детей. Историю этой семьи Сергей Яковенко запомнил навсегда и продолжает общаться и с Настей, и с её родителями, которые ему безмерно благодарны. Понять их было просто, ведь кому нужна эта яхта, если она потом никому не достанется. Отец семейства, кстати, тезка нашего доктора, Сергей всегда мечтал о сыне, с которым он смог бы бороздить морские просторы на своей яхте. Однако рождение девочки Насти его нисколько не расстроило, тем более, что любимое занятие девочки - это ловить рыбку с борта папиной яхты в открытом море. Настя неразлучна с родителями, поскольку чувствовала свою значимость в их жизни с самого рождения, ведь она была безумно желанным ребенком в этой прекрасной семье. Также Настя прекрасно готовит собственноручно пойманную на яхте рыбу, своими блюдами из рыбки она радует не только родителей, но и друзей семьи. Ловля рыбки на яхте - это далеко не единственное увлечение Насти. Она регулярно посещает бассейн и отлично плавает, а также занимается бальными танцами и теннисом, чтение также входит в число приоритетов Насти. Почти все свое свободное время Настя проводит на папиной яхте с любимой книгой в руках и ловит рыбку. Родители девочки тщательно следят за её здоровьем с самого рождения, поэтому со всей ответственностью могут заявить, что их девочка совершенно здорова и сможет родить своих детей самостоятельно, которых они очень ждут. Скоро Настя заканчивает школу, а училась она просто замечательно, и планирует поступать в один из медицинских вузов столицы. Настя мечтает стать врачом и помогать пациентам, как друг их семьи Сергей Яковенко, который помог ей появиться на свет».

Троллинг, как и было сказано, продолжая тему рыбной ловли.
Но внимательный читатель должен вспомнить другое место из книги Насти, оно содержится в главе с названием «Неожиданный поворот» (ну да, с разнообразием у Насти не очень). Там героиня подслушивает разговор Дерипаски с тем же Сергеем, доктором:

«– Так что, эмбрион можно подсадить любой девушке? – спросил тихо Руслан.
– Смотри, мы выбирали по параметрам. Физическое здоровье, образование, родители, родословная, девочка должна быть выносливой, а так подойдет любая.
– И как это лучше оформить, чтобы в глазах общественности было объяснено, что разные девушки родили похожих детей?
– Ну, похожи друг на друга, и что в этом такого. С одним отцом это не так уже и странно, – сказал доктор.
Мне стало невероятно интересно, и я растопырила уши и замерла.
– Ну да, сейчас самая лучшая инвестиция – это вкладывать в детей, вы абсолютно правы, в нашем мире только дети имеют ценность, – продолжал доктор. – По поводу общества есть еще такая идея. Вы можете жениться на одной из этих девушек, а остальных детей выдать за ее собственных, как будто она сразу много родила.
– Нет, жениться не вариант, женщина сразу сходит с ума, как только получает минимальный статус, мне не нужны эти проблемы. – Все равно меня очень волнует, как это все перед людьми оправдать.
– Они все должны родить примерно одновременно, чтобы дети были одного возраста, в таком случае будет непонятно, что они от разных людей.
– Нужно это обдумать, ладно. Как там твой умный лагерь? Как дети? Твои там?
– Дети нормально, все отлично, только очень много сидят в Интернете. Из-за этого не высыпаются и не могут полноценно заниматься. – Все, что связано с образованием детей, вызывает у Руслана сильные эмоции, и если что-то мешает образованию, он становится очень радикальным.
– Так давай там вообще отключим Интернет, зачем он им нужен?
– Интернет нужен для занятий, но его нужно отключать в ночное время, чтобы дети могли поспать и не отвлекались, – отвечает спокойно и сдержанно.
Дети летом в лагере учатся? Сейчас же каникулы! Странно!
По Руслану я заметила что он человек действия. Если ему что-то нужно, он сразу включается в какой-то процесс, не тратя время на многочисленные обдумывания и взвешивания, максимум посоветуется с кем то. Он берет телефон и кому то звонит.
– Привет! Отключи, пожалуйста, в лагере вайфай с 11 вечера до 6 утра. Хорошо, давай, пока, – просто отдал распоряжение Руслан».

О каком лагере и каких детях идет речь? Может быть, это дети Дерипаски? Почему им распоряжается Дерипаска, понятно. Но почему за лагерем наблюдает доктор? Странный диалог может быть прочитан так: программа клонирования была запущена уже какое-то время назад, клонированные дети растут в особом лагере, за которым наблюдают доктора. Курирует проект Дерипаска, который к этому моменту тоже решил (или получил разрешение) клонироваться. Если предположить, что эта реконструкция верна, то следует представить себе тайное убежище, наполненное подрастающими Путиными, Сечиными и Ротенбергами, которые наберутся знаний и в свой черед будут представлены публике.
Конечно, такая реконструкция, сделанная со слов подслушивающей и утомленной скотскими страстями героини, сугубо гипотетична.
Меня интересует другое: готовы ли мы по-прежнему поверить в ее нефикциональность? В конечном итоге, пропуская промежуточные: готовы ли мы к явлению в 2024 году сорока генетически идентичных юных Путиных в качестве коллективного преемника? Прокормить трудновато, конечно, но недра… недра-то богаты.
Ну и радует, что хотя бы днем интернет там у них в лагере все-таки не отключают.
old

Мои твиты

  • Пн, 22:14: New post in Кагал Грибоедова: Маргиналии из правки кибировского комментария. У нас приведена цитата из Е.А. Тоддеса… https://t.co/dfj65K15ib
  • Пн, 23:17: New post in Кагал Грибоедова: Марка Захарова не хватило: шведская девочка еще тут. Не мог бы помереть кто-нибудь, к… https://t.co/jXbuMthfyb
  • Пн, 23:30: New post in Кагал Грибоедова: Вчера лежа на боку ознакомился с содержанием митинга в режиме пока-еще-онлайн. Ну что… https://t.co/2idqFevkZy
  • Пн, 23:49: New post in Кагал Грибоедова: А правильно я понимаю, что "год условно" Устинову - это карт-бланш на отмену в следую… https://t.co/d60HvjXHBa
  • Вт, 00:07: New post in Кагал Грибоедова: Хорошо бы, чтоб всех, кто публично врет в областях политики, кораблестроения, судопро… https://t.co/1LcCaFs6uy
  • Вт, 00:21: New post in Кагал Грибоедова: Видел сегодня: - в кафе смешного годовалого младенца, которому юный папаша (?) на го… https://t.co/7VCOZdyq8w
  • Вт, 00:50: New post in Кагал Грибоедова: Допускай Отпускай Распускай Пропускай Испускай Как сказано в старом еврейском анекдо… https://t.co/SRSkbLUtJl
old

Мои твиты

old

В этом году отметим по юлианскому

ИЗ ПАСТЕРНАКА

Теперь не время для жидкости. Достать сосульку и на снегу
Написать что-нибудь наугад, например, «слюда», «гекатомба» или «ВХУТЕМАС».
Подняться к себе на этаж, отогнуть краешек занавески. Увидеть пургу.
Подглядывать за корректурной работой клубящихся масс:
Сперва остаются отдельные буквы — «в», «о», «ч», «ь», еще что-нибудь.
Можно было бы попытаться сложить из них красивое слово.
Но так быстро темнеет, что уже в половине шестого
Зажигают звезду, и верблюды с ослами по снегу пускаются в путь.

***

они промокли и продрогли
они во все стучались двери
но им нигде не открывали
шел дождь обычный в это время
и в этом месте

вовсю стучало по рогоже
скользила глина под ногами
верблюды поджимали губы
а мулы двигали ушами
свистел погонщик

звезда над городом висела
как золотая шестеренка
вокруг нее ходил и бился
готовый разразиться звоном
большой будильник

портье сказал что дескать поздно
и что на праздники приезжих
полно в гостинице и нету
свободных мест одна рожала
так еле-еле

в хлеву пристроили хозяин
добрейший все же человек

хоть и еврей

***

царь ходит большими шагами
по кабинету перебирает
точеные как четки аргументы
хотя уж какие
тут аргументы

за стеной позвякивают кимвалы

царь еще раз просматривает таблицу
черти бы драли эту машину
наверняка в базе данных есть ошибка
а нельзя чтобы в базе была ошибка
ведь тут такое понимаете дело

за стеной погромыхивают тимпаны

царь читает справа налево списки
новорожденных
бормочет обреченно
ведь оболгут же оговорят собаки
выставят пугалом для потомства

за стеной посвистывают цевницы

царь снимает трубку с мертвого телефона
говорит в эбонитовое ухо
марьиванна
принесите-ка чаю с лимоном да покрепче
и назначайте оперативное на восемь тридцать

за стеной настраивают псалтири

и звезда золотою шестеренкой
проворачивает по часовой
изумленный мир живой

В МУЗЕЕ

1.
Женщина на переднем плане
в красном платье держит младенца
у нее из рук вырывает младенца
одной рукою мужчина в доспехах
младенец розовый а поодаль
лежит младенец уже желтоватый
и рядом валяются младенцы
такого пепельно-серого цвета
меч в руке у мужчины в латах
завис над розоватым младенцем
мужчина усатый и кривоносый
лицо выражает лихую глупость
2.
На заднем плане мужчины в латах
кривоносые и с усами
ловят женщин в зеленом и синем
отбирают у них младенцев
машут ловко своими мечами
тычут копьями топчут ногами
вокруг развалины белого камня
какие-то арки окна и двери
вьющиеся растения пальмы
небольшие звери как будто собаки
и повсюду валяются младенцы
разных оттенков и в разных позах
3.
Справа мы видим стену ворота
дорога уходит за край картины
вдоль дороги растут раины
по дороге идет мужчина
не оглядываясь на город
он ведет под уздцы ослицу
на ослице младенец и дева
дева смотрит на нас с тобою
не оглядываясь на город
а младенец смотрит на город
не отрываясь смотрит на город
кто-то должен смотреть на город

ДЕТСКАЯ ПОЛИКЛИНИКА

золотая шестеренка
в небесах
раздается плач ребенка
на весах

(а знаешь для новорожденных
есть распрекрасные весы
эмалированная чаша
и две линеечки под ней
и гирька толстенькая важно
подпрыгивает на пазах
десятилетий и столетий
на медленной оси абсцисс
и гирька худенькая шустро
по тонкой планочке ползет
она обозначает годы
а может дни или часы

а на штырьке особом сбоку
имеется противовес
но лучше ты о нем не думай
а за окошко погляди
где снег скрипит как портупея
и искры звездами летят
там едет медленный троллейбус
наполнен теплыми людьми
они не знают что отныне
никто вовеки не умрет
ведь знаешь для новорожденных
есть специальные весы)

РОЖДЕСТВО, 2016

Шестеренка золотая, ее медленное верчение, свечение
скрыты сплошными тучами в этом году.
Тем менее, все как прежде: Этому рождество, а тому сечение,
кому руль с колесами, а кому - звезду.

Выбирай: колеса, да руль, да нули после запятой,
темным лесом за национальными интересами щучьим велением -
или тихий ход шестерни золотой,
преобразование трения любви в победу над тлением.

ОПЫТ ВИЗУАЛИЗАЦИИ

Как ты представляешь себе
эту самую бесконечность?

Как крутобедрую восьмерку-лежебоку,
ожидающую своего Зевеса
(завеса откинута, дождь золотой
проливается вслед за зарницей)?

Как унылую вереницу
нулей после запятой,
забывших о том, был ли минус
перед тем нулем, что в начале?

Как движущиеся в вакууме качели?

Или как длину взгляда
матери на младенца,
умноженную на скорость
света звезды, глядящей,
как по далекой пустыне
упорно ползут верблюды?

За первым верблюдом - белым -
на осликах едут маги.
Один - в золотой короне,
другой по паспорту "Коган",
а третий крутит наперстки.

За вторым верблюдом - черным -
везут на телеге поэтов.
Мучительно пахнет лавром,
и слышится бормотанье
на всех языках планеты.

А за третьим верблюдом
движемся мы с тобою
и прочие
бесконечные
краткосрочные
безвременнообязанные
недообученные
праздношатающиеся
тугомыслящие
разнорабочие,
желтые, белые, черные,
женские и мужские,
плотные и худосочные,
пешие и гужевые,
теплые и живые.

И этот верблюд последний -
он такого верблюжьего цвета.
old

(no subject)

Обсуждение холодов в Москве потеснило Божену. Вспоминается заметка о встреченном сельскими детьми на опушке леса еврее: должно быть, сильные морозы выгнали носатого из лесу.
old

Праздничная подборка, как водится

ИЗ ПАСТЕРНАКА

Теперь не время для жидкости. Достать сосульку и на снегу
Написать что-нибудь наугад, например, «слюда», «гекатомба» или «ВХУТЕМАС».
Подняться к себе на этаж, отогнуть краешек занавески. Увидеть пургу.
Подглядывать за корректурной работой клубящихся масс:
Сперва остаются отдельные буквы — «в», «о», «ч», «ь», еще что-нибудь.
Можно было бы попытаться сложить из них красивое слово.
Но так быстро темнеет, что уже в половине шестого
Зажигают звезду, и верблюды с ослами по снегу пускаются в путь.

***

они промокли и продрогли
они во все стучались двери
но им нигде не открывали
шел дождь обычный в это время
и в этом месте

вовсю стучало по рогоже
скользила глина под ногами
верблюды поджимали губы
а мулы двигали ушами
свистел погонщик

звезда над городом висела
как золотая шестеренка
вокруг нее ходил и бился
готовый разразиться звоном
большой будильник

портье сказал что дескать поздно
и что на праздники приезжих
полно в гостинице и нету
свободных мест одна рожала
так еле-еле

в хлеву пристроили хозяин
добрейший все же человек

хоть и еврей

***

царь ходит большими шагами
по кабинету перебирает
точеные как четки аргументы
хотя уж какие
тут аргументы

за стеной позвякивают кимвалы

царь еще раз просматривает таблицу
черти бы драли эту машину
наверняка в базе данных есть ошибка
а нельзя чтобы в базе была ошибка
ведь тут такое понимаете дело

за стеной погромыхивают тимпаны

царь читает справа налево списки
новорожденных
бормочет обреченно
ведь оболгут же оговорят собаки
выставят пугалом для потомства

за стеной посвистывают цевницы

царь снимает трубку с мертвого телефона
говорит в эбонитовое ухо
марьиванна
принесите-ка чаю с лимоном да покрепче
и назначайте оперативное на восемь тридцать

за стеной настраивают псалтири

и звезда золотою шестеренкой
проворачивает по часовой
изумленный мир живой

В МУЗЕЕ

1.
Женщина на переднем плане
в красном платье держит младенца
у нее из рук вырывает младенца
одной рукою мужчина в доспехах
младенец розовый а поодаль
лежит младенец уже желтоватый
и рядом валяются младенцы
такого пепельно-серого цвета
меч в руке у мужчины в латах
завис над розоватым младенцем
мужчина усатый и кривоносый
лицо выражает лихую глупость
2.
На заднем плане мужчины в латах
кривоносые и с усами
ловят женщин в зеленом и синем
отбирают у них младенцев
машут ловко своими мечами
тычут копьями топчут ногами
вокруг развалины белого камня
какие-то арки окна и двери
вьющиеся растения пальмы
небольшие звери как будто собаки
и повсюду валяются младенцы
разных оттенков и в разных позах
3.
Справа мы видим стену ворота
дорога уходит за край картины
вдоль дороги растут раины
по дороге идет мужчина
не оглядываясь на город
он ведет под уздцы ослицу
на ослице младенец и дева
дева смотрит на нас с тобою
не оглядываясь на город
а младенец смотрит на город
не отрываясь смотрит на город
кто-то должен смотреть на город

ДЕТСКАЯ ПОЛИКЛИНИКА

золотая шестеренка
в небесах
раздается плач ребенка
на весах

(а знаешь для новорожденных
есть распрекрасные весы
эмалированная чаша
и две линеечки под ней
и гирька толстенькая важно
подпрыгивает на пазах
десятилетий и столетий
на медленной оси абсцисс
и гирька худенькая шустро
по тонкой планочке ползет
она обозначает годы
а может дни или часы

а на штырьке особом сбоку
имеется противовес
но лучше ты о нем не думай
а за окошко погляди
где снег скрипит как портупея
и искры звездами летят
там едет медленный троллейбус
наполнен теплыми людьми
они не знают что отныне
никто вовеки не умрет
ведь знаешь для новорожденных
есть специальные весы)

РОЖДЕСТВО, 2016

Шестеренка золотая, ее медленное верчение, свечение
скрыты сплошными тучами в этом году.
Тем менее, все как прежде: Этому рождество, а тому сечение,
кому руль с колесами, а кому - звезду.

Выбирай: колеса, да руль, да нули после запятой,
темным лесом за национальными интересами щучьим велением -
или тихий ход шестерни золотой,
преобразование трения любви в победу над тлением.
old

Глядя на лес вьюжным вечером (сонет)

Кто это там остановился на опушке
нашего леса, за озером? - думает Пушкин.

Няня, - кричит, - погляди-ка, не курьер ли с разрешеньем на выезд?
Не Анна ли Петровна из Риги надумала к нам назад?
Стоят в сумерках. Смотрят вдвоем, а вьюга известью лепит, слепит глаза,
того и гляди - выест.

Вернулись в дом.
Снег за окном
сгущается, исчезают очертания всадника и его лошадки.
Включается темнота.
Лишь узоры мороза на стеклах, белых пальцев его отпечатки.
Кто же это был, - гадают Пушкин и няня, - тот или та?

А ответ прост:
Роберт Ли Фрост.