Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

old

Сны Чанга. 2

Во сне сегодня сговаривались с Ваней Давыдовым, чтоб немного выпить.
Я говорю: приезжай.
И он говорит: это ты приезжай.
Я думаю: как я приеду, это же часа два?
Нет, - говорю, - давай в центре встретимся.
Встречаемся в центре, а это Киев,
и Ваня говорит:
мы тут уже одно место присмотрели.

Он какого-то чувака привел, очень большого. Авдей зовут.

Место, - Ваня говорит, - отличное.
Там, прикинь, сорок видов слоновьих щек.

Ел я эти слоновьи щеки, - жир один, чтоб не сказать "сало",
и неприятно:
на слона похоже.

Ладно, заходим туда. Уже они всего набрали,
щек этих разных копченых слоновьих сортов десять,
картошку-фри, какие-то стремные палочки непонятно из чего...
Выпить там вообще не дают: только ликер "Бенедитктин".

Нет, - говорю, - спасибо.

Ну и ладно, - легко соглашается Ваня, и мы выходим, там - Крещатик, ночь, дождь.

Надо Авдею денег отдать за слоновьи щеки. Он расплачивался.
Кстати, он и карточки принимает, Авдей этот.
Тысяч пять заплатил я,
недешевы в Киеве
щеки слоновьи.

Потому что деликатес.
old

Мои твиты

old

Мои твиты

  • Чт, 16:20: New post in Кагал Грибоедова: От нечего делать придумал центонный жанр - слоеные пирожки. А может, и уже не первый… https://t.co/YpuoQcdit2
  • Пт, 02:53: New post in Кагал Грибоедова: Общественная организация "Кречеты Путина". Летать не летают, но обсирают все вокруг. https://t.co/9I6iQV0WvD
old

Фотка на память

На заснеженном Невском плакаты
сообщают о прорыве блокады.
Безумный горнист на Малой Садовой, забравшись на древний сервер,
выдувает "Катюшу" и "День победы".
Рестораны предлагают комплексные обеды
под псевдонимом бизнес-ланчей. Но Норд переименован в Север,
и сахарной вьюгою припорошены,
мелькают суворовцы  и кадеты, румяны и прихорошены.
old

(no subject)

Марья Петровна приходит домой с работы,
а Игоря Михайловича еще нет и не будет долго.
Марья Петровна снимает в прихожей боты
и приступает к исполнению супружеского долга.

Марья Петровна знает: замужество - это латрия.
И вот она наливает в кастрюлю гулкой воды,
воздвигает ее на бледное пламя, бросает туда щепотку хлорида натрия
и немного грядущей еды.

Но покуда макароны, как грешники, шевелятся и варятся,
Марья Петровна думает о роботе,
о его гофрированном длинном хоботе
и фасеточных глазах из зеленого кварца.

Марья Петровна мечтала о роботе с детства,
чтобы пришел и прижал к своей стали, мягче которой нет.
И дело ведь даже не в хоботе, а в том что некуда деться
от теплоты, растекающейся по телу, как синий свет,

разбегающейся, как поезд, разливающейся, как Волга...
Тикают часики на столе, паук полотно прядет.
А Игоря Михайловича еще нет и не будет долго.
Может быть, сегодня он вообще не придет.
old

И кожа вроде та же

Держава стонет

Держава стонет, мучаясь, трещит по швам. 
«Мы можем многое!» – твердят одни. Другие: «Фигу вам».
На лицах граждан: страх, тоска и возмущение - 
Ведомые идеей сформировали свое мнение. 

Заполнились проспекты, улицы, и площади.
Толпы людей уже не просто так прохожие. 
Здесь слесарь Ваня, учитель Ярослав. 
Здесь медсестра Наташа и повар Владислав. 

Единым голосом твердят сердца собравшихся людей:
«Мы все устали, дайте перемен!» 
В противовес им встали люди в касках, дубинки на тугих ремнях.
В семье их кличут так же: Ваня, Владислав. 

И кожа вроде та же. И глаз. И цвет волос.
Но между ними баррикады. И в воздухе висит вопрос: 
«Так что же делать, братцы? Как ситуацию решить? 
Мы будем рьяно драться? Или вино под тосты пить?» 

Ответа нет пока на горизонте. 
В глазах вражда, решительность, горячий пыл.
Даст Бог, закончится всё это дело мирно. 
Жвачка, дружба и пломбир.
old

Лытдыбр

В продуктовом магазине мной были обнаружены две итальянские студентки.
В рождественских колпачках ходили и смотрели с испугом на вяленую плотву. Потом нашли все-таки стойку с итальянскими нарезками и долго там стояли, тосковали, должно быть, по родине.
old

По следам семинара о культурной эволюции

Решили это мы с другом моим и коллегой Андреем Н. в районе ст. м. "Щелковская" купить овощей и фруктов. Факт ничтожный, пустячное дело. Там такой бывший киоск, а ныне, после наступления благоустройства - типа магазин: тот же киоск, только весь крытый и с небольшим помещением для покупателей внутри, палатка и палатка.
Только в небольшом помещении внутри скопились уже покупатели, и мы поэтому расположились на улице у двери, где Андрей Н. курил, а я разглядывал фрукты и овощи внутри, благо там они расположены на помосте на уровне примерно покупательских лиц. Чтобы удобнее всем было и персонал одновременно чувствовал себя возвышенно.
И вдруг какая-то девушка среднеазиатского антропологического типа нас от двери оттирает и норовит войти в небольшое помещение. Андрей Н. ей спокойно говорит:
- Девушка, простите, тут очередь.
Тогда девушка Андрею отвечает так:
- Вы что, очередь? Вы не русский, да? Курит стоит. Очередь. Наружу курите - и курите дальше. Нерусский вообще, приехали здесь, да? Я вижу очередь. Там очередь.
Открывает дверь и заходит. Но не может встать там в очередь, ведь помещение для покупателей небольшое. Поэтому безо всякой очереди проходит к прилавку и останавливается в районе помидоров.
Помидоры, кстати, так себе.
Мы опешили и вошли внутрь, благо один покупатель как раз завершил свои дела и покинул небольшое помещение.
Там я решил провести социальный эксперимент.
Понятно, что девушка сама весь день простояла за прилавком в какой-нибудь такой же палатке неподалеку, весь день ей хамили на малознакомом языке покупатели, и вот теперь она, согласно законам гостеприимства, решила отплатить им той же сторицей.
Но вот, подумал я, перешибет ли патриархальный дискурс тлетворное влияние большого города? Поглядим.
- Девушка, - говорю я нарочито занудно, - вас, наверное, ваши родители плохо воспитывали. Как вы со старшими разговариваете? Это нехорошо.
Тогда девушка сказала, обращаясь к продавцу и протягивая ему приготовленные заранее деньги:
- Дайте две энергетика.
Не знаю, это был положительный результат эксперимента или чего.
old

Как я ловил покемона

Сегодня я пошел кушать макароны в италианскую пиццерию "Ла дольче вита".
Макароны мне долго не несли, а принесли какие-то опресноки и бутылку воды "Святой Пилигрим".
Я стал кушать опресноки, пытаясь полить их маслом олив, но вместо того облился весь с ног до головы сам и облил стол. Это было некрасиво, и я решил поглядеть, как люди ловят покемонов.
Для этого я скачал специальную программу и запустил ее. Программа показала какого-то чувака, который сказал, что его зовут профессор Ива, и что он всю жизнь ловит покемонов. Этих покемонов, сказал профессор, очень много вокруг, и на улицах, и в воздухе, и на деревьях, и в реках, и в морях; надо только хорошенечко ебануться, чтоб их видеть, и еще надо уметь в них фигачить специальным шариком.
Потом профессор исчез, и мне велели выбрать, как я выгляжу. Я оказался негром с глазами цвета маренго, на мне были какие-то дурацкие кюлоты и кроссовки.
Тогда программа велела мне выбрать имя.
Я выбрал имя "Жопа". Программа сказала, что это невозможное имя, потому что в нем нет букв. Тогда я выбрал имя "Zhopa". Программа ответила, что это имя занято. Тогда я выбрал имя "Zhoppa". Программа ответила, что это имя занято. Тогда я выбрал имя "Zhopppa". Программа ответила, что это имя занято. Тогда я выбрал имя "Zhoppppa". Программа ответила, что это имя занято. Тогда я выбрал имя "Zhoppppppppppppppppppa".
Тогда программа показала мне покемона, притаившегося у бутылки воды "Святой Пилигрим". Он вел себя нагловато: лыбился и колебался. Я стал фигачить в него специальным шариком, сперва попадал по скатерти или бутылке, но довольно скоро поразил покемона. Программа сказала мне, что поздравляет меня с таким успехом. Она сообщила, что покемон, в которого я попал, был Бульбазавр.
Тут мне принесли макароны, и я снес программу вместе с пленным Бульбазавром. Надеюсь, он не остался в претензии. Я же не всерьез.
А макароны были с морскими фруктами, хочется верить, что покемонов в этом море не было.
old

Сны Чанга

Непонятно, зачем из раза в раз совершенно голым ходить по улицам? Во-первых, неудобно. Во-вторых... но и во-вторых, опять же неудобно.
Люди, вроде, делают вид, что ничего, все нормально, глаза отводят, и солнце сияет, и надо на работу... Но как в таком виде на работу?
А там такая задняя дверь, полуподвал и предбанничек с вешалкой. Возьмем чужую куртку, проскользнем мимо вахтера, надо только куртку подлиннее, чтоб ноги не бросались в глаза. А там оденемся, в той комнатенке, где лихорадочно раздевались, и на работу. А кофе попить не успели, остыл кофе, покуда мы о неудобствах рассуждали.
Вот в чем дело: за кофе удобнее голым ходить. Кофе стоит 15 копеек, но лучше расплачиваться десятикопеечной и пятаком, потому что пятиалтынные теперь редкость, и лучше его сохранить - в карман засунуть. Хотя какой карман у совершенно голого человека на Ратушной площади?
Кофе остыл, и лекция прочитана уже, и автобус последний ушел, и белая ночь окружает тебя, как сон.