Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

old

Сны Чанга. 4

Ах какой я был нехороший
Какой я был нехороший в сегодняшним сне
Трижды нет четырежды нехороший

Во-первых я был нехороший
Когда был в Москве
Я книжному продавцу сказал что выйду на площадь
Книжный продавец человек
Патриотического склада и даже
Возможно с бородой
Пожал мне с сочувствием руку за это решение
А я не дожидаясь покуда соберутся на площади
Уехал

Во-вторых я был нехороший когда москвичи приехавши в Тарту спросили меня
Был ли я на площади
Я взял и ответил что был
А москвичи меня тогда спросили а ты в котором часу был
До того
Или после
Ну соврал я
Я был часов в десять одиннадцать
И так посмотрел на москвичей пытаясь угадать что же там было в десять одиннадцать
До это было или уже безнадежно после
И мне было очень стыдно
Можно ведь было не врать
Ну или выйти на площадь

А в-третьих я был нехороший что не уговорил того иностранца пойти пешком
Если пешком идти в Питер то можно срезать угол
И там по дороге прекрасный город Никогдатежма
Он живет как будто в пятнадцатом веке
А может в двенадцатом
Русские там говорят на каком-то степном языке
И носят бурнусы
Башни стоят минареты стоят там стоят зиккураты стоят колокольни
Там гуляют собаки
Там воют ветра
До границы оттуда рукою подати
Дместо этого я устроил истерику дома размазывал сопли кровавые по дурному лицу
Отцу нахамил

И поехал-таки в Ленинград

На поезде ехал
С красивой девчонкой
И дядькой ее уголовником
С девчонкою мы держалися за руки но так чтобы дядька не видел
Зачем зачем я подумал я еду сейчас в Ленинград
Где там жить например буду
И стал искать вписку конечно на airbnb
Ну поди тут найди

А поезд а поезд-то едет дорогой совсем непрямой
Не через мою заветную Навсегдатежму
А как-то через Литву что ли
А поезд трясется
А поезд плетется
А девчонка все руку подсовывает
А дядька ее уголовник все ножиком поигрывает

Вот так вот в-четвертых уже я был нехорошим во сне
old

Последний поезд

Осенний вечер или полдень, дождик,
поля срединной русской полосы,
старинный трактор тарахтит, без толку
расходуя солярку, тракторист,
не заглушив мотора, отлучился;
картофель размышляет в мокрой почве
в том смысле, гнить ему или не гнить
(эх, Йорик, Йорик! будто выбор есть),
вдруг: трах-бабах, удар, еще удар,
земля трясется, словно чьи-то груди,
и раздвигается, как в страшном фильме,
и делится на мелкие квадраты,
которые то желтым, то зеленым
окрашены, по ней грохочут танки,
сверкая сталью и гремя броней,
покачивая важно головами
и извергая иногда огонь,
навстречу им другие, грянул бой,
и вот машина пламенем объята,
сейчас рванет боекомплект, стрелок
убит на месте, не успев промолвить
и буквы "ё"; в кармане гимнастерки,
лежит вполне бессмысленное фото:
стрелок (живой) с какою-то красоткой
на фоне то ли пальмы, то ли кедра,
кровь, постепенно из груди точась,
там образует красное сердечко,
похожее на жопу;

                              молодой
чеченец в тренировочных штанах,
качается в полупустом вагоне,
копаясь грязным пальцем в Подмосковье;

прыщавый толстый мальчик по планшету
гоняет танки, двигая бровями;

девица с перспективными ногами
тревожно ставит лайки в инстаграме;

а малоинтересный гражданин
в дешевой кепке и с кривою рожей
дописывает эту строчку
и ставит точку.
old

Нравы

Девушка по телефону в автобусе голосом разочарованным и усталым, с постепенно нарастающей громкостью:
- Ну еб же твою мать. Я говорю: "Ну еб же твою мать". Я тебя нормально слышу. Я говорю: "Еб твою мать". Да что-то со связью. Не слышишь? Я говорю: "Мать твою..." Ладно, перезвоню.
Не перезвонила.
old

(no subject)

Поговорив свои слова,
Я вечером летал, как птица,
И вот вокруг меня Москва
Лежит, как древняя столица,
Звеня трамваями в ночи,
Как тот, кто вдруг нашел ключи

old

Не стареют душой вытираны

Мужественно и бескомпромиссно купил билет на поезд из Шереметьева с помощью мобильного приложения.
Там много подводных камней и неожиданных поворотов сюжета, но я справился.
old

Элегия

Дней высокие бокалы
всклянь налиты синевой,
как зеленые бокалы
из литовской мастерской.

Только ты их осторожно
из буфета доставай -
задрожит стеклянной дрожью,
как проснувшийся трамвай.

Эти рюмочки граненые
с невидимым вином,
фаянсовый, фарфоровый
народец за окном.

Солоночки в буфетике,
нервная посуда,
пробитые билетики,
простреленная грудь.

Это утро или вечер?
Машет шапкой машинист.
Весь вагон насквозь просвечен,
на сиденье желтый лист.

В теплой трубке пыльный зуммер,
абонент ушел в кино.
Шел трамвай девятый номер,
и пришел давным-давно.
old

Такие дела

Как-то раз с Антоном Вайно
Сели мы в один трамвай, но
Не узнали все равно,
Ва̀йно он или Вайно̀.
old

Встречи с представителями народов мира

Сидел тут недавно, ждал автобуса на остановке. Тут подскакивает ко мне такой мелкий, толстенький смуглый человек. По виду - типичный цыган, как вот на автовокзале денег на билет просят.
- Братан, - говорит, - по-русски понимаешь?
- Типа того, - отвечаю.
- Братан, слушай, выручай, да? Мне срочно уехать надо, автобус через двадцать минут. А денег не хватает, всего восьми евро. Я вот тебе покажу, чтоб ты видел, что я не какой-нибудь. Не такой, знаешь, как цыгане, которые на автовокзале денег просят. Вот, смотри.
И незнакомец разжал кулак и показал мне примерно 27 центов мелочью.
- Выручай, братан, - призвал он меня.
Я достал кошелек и показал ему всю имеющуюся у меня наличку. Примерно 27 центов мелочью.
- Вот, - сказал я, - бери.
- Нет, братан! - строго ответил мне собеседник. - Нет! Последние не возьму.
И побежал к автовокзалу.
А то еще одна представительница рома и синти подошла, похожая на прокуренную шпроту на высоких сбитых набок каблуках, долго следила, как я распечатываю две фотки из инстаграма за два евро (грабеж, конечно), задавала технические вопросы, кивала головой, цокала языком, а потом говорит:
- А дайте и мне тоже два евро.
Я поразился и дал.
Она тогда говорит:
- А давайте я вам погадаю.
- А вот нет, - говорю.
Она подумала и отвечает:
- А дайте тогда еще два евро.